01:50 

Александр Котов

Errian
NightElf
Тьма, глухая тьма и тишина. Взгляду не за что зацепиться и неясно открыты глаза, или все еще закрыты. Попытка пошевелится. Я связан. В голове возникают странные воспоминания, никак не связанные. Ночной город, толпа, рядом стоит кто-то, друг. Потом резкий рывок куда-то за грань. Все серое, блеклый свет. Боль. Как-будто душу вытягивают из груди. Несущейся с дикой скоростью, по ночной трассе фургон. Странные татуировки по телу. Чей-то глухой речитатив, неизвестные слова. Снова темнота. Проникающая вовнутрь. Как будто она не вокруг, а будто ты и есть та тьма, что окружает все вокруг. Мысли, ворох мыслей, пережевали и выплюнули. Библиотека, ночной разговор, мертвое тело лежащее на столе под простыней. Дикая погоня по лесу, когти и зубы. Встреча на перроне и отходящий в ночную тьмы поезд. Звезды. Нет всего-лишь воспоминание. Вокруг опять тьма. И она опять внутри. Нет ничего кроме мглы. Ночное кафе, девушка напротив, разговаривающая с кем-то. Крики, взрыв. Выстрелы. Окровавленное тело девушки на руках. Стоишь один на коленях, на тебя смотрят, десяток лиц. Ты ничтожен в сравнении с ними, недостойный даже плевка. Они разрешили. Но теперь ты повязан клятвой. И снова тьма, которая становится все привычнее. Боль. снова жуткая боль и чей-то голос зачитывающий какие-то слова. Крыша дома, сверху звезды, снизу огни города. чья-то фигура стоящая на крыше и кричащая что-то в небо. На крыше изображены символы, линии, вокруг кровь, запах которой пьянит в центре нарисованной фигуры человек. Снова боль, снова кто-то вытягивает душу из твоей груди. Снова тьма, в этот раз просто закрыты глаза. Открываешь их, но ничего не меняется. Появились только лишь голоса. Живые, настоящие голоса, не видения.
- Он уже лежит так месяц. Ничего не получилось.
- Сир сказал, что все нормально. Если бы он был мертв, то давно бы уже стал разлагаться.
- Может зайдем и проверим?
- Предлагаешь потыкать в него палочкой?
- Нет, хотя как вариант можно. Помнишь вообще в каком состоянии его привезла тогда Виктория, я даже не узнал, что это Котов. Сам на себя не похож был. Нос не тот, в груди кинжал торчит, по самую рукоять, татуировки исчезли. Если бы Сир не сказал что это он, я бы не поверил. Может проверим, как он сейчас?
- Сир сказал, что его дух должен освоится с новым телом. Надо чтобы все воспоминания восстановились и он мог помнить, все то что с ним происходило.
- Да знаю я что сказал Сир. Я же вместе с тобой тогда был, пентаграмму на полу чертил, пока вы там над его лицом работали. Но неужели тебе не любопытно. Он уехал в Вену на месяц. В капелле только мы, да еще этот недоучка гуль.
- Ты забываешь о горгулье.
- Да он небось как обычно по верхним этажам ходит, охраняет дверь в кабинет регента.
- А если мы нарушим ход эксперимента?
- Да откуда он узнает, я проверил, на двери и стенах никаких охранок нету, только этот замок вскрыть.
- Тихо кто-то идет, пошли отсюда лучше.
Звук удаляющихся шагов. И снова тишина. Очередная попытка встать. Руки и ноги связаны. В груди ощущается боль. Наконец-то хоть какое-то осознаное чувство. Я помню свое становление. Это был Питер 1936 год. Ту жуткую погоню в лесу. И как встретил на перроне своего Сира, как он согласился оставить меня и начать обучать. Я помню Берлин, и как дал становление той девушке, после взрыва устроенного боевиками шабаша. Как стоял перед ними, пока они обсуждали что делать со мной и моим, потомством. Мое первое Дитя, Алиса. Студентка, дочь военного из СССР и преподавателя университета. Я вспомнил, свое второе Дитя, сумасшедшего, который проводил ритуалы на крышах города, кажется это была Уфа. Остальные воспоминания были размыты и нечетки. Я вспоминал свое обучение в Венской капелле, как Сир вручил меня регенту, а сам ушел, и появился вновь спустя 25 лет. Чтобы подвергнуть ритуалу, для вхождения в его Дом. Татуировки по всему телу ввиде слов, на смеси латыни и иврита, язык которым пользовались для написания своих заклинаний в ордене Гермеса. Мне открылось истинное могущества Дома VenDeWer, но вместе с тем на меня наложили запреты и клятвы. Я помнил как Сир снова пропал, на десятки лет. И появился вновь в моей нежизни, чтобы направить меня в Очередной город, с очередным заданием. Я должен был что-то узнать, с кем-то связаться. Я помнил своего третьего Птенца Дмитрий, студент который пытался в бесконечных и тщетных попытках воскресить дух своей девушки. Его для меня нашла Алиса. Она наблюдала за ним несколько лет. И лишь потом просила разрешение на его становление. Я отказал. И решил поговорить с ним сам. Он даже потом не помнил того разговора в ночном кафе, слишком устал и слишком безумен. Он потерял все, друзей, работу, семью, учебу в своих попытках вновь увидеть и поговорить с ней. Я не любил в своей жизни, и в нежизни тоже не питал каких-то чувств к девушкам. Но та страсть, с которой он говорил о ней, вдохновила и меня. Я дал ему становление сам. Я обучал его. Он был лучшим из моих учеников, до многого он дошел сам. Он смог поговорить с ней, но этот разговор, как я и ожидал не принес ему облегчения. Он замкнулся. И отдалился от меня. Через пару лет я почувствовал его зов и вернулся к нему, но не успел. Его нежизнь оборвалась. Несмотря на свои небольшие знания в сферах связанных с духами, я все же смог привязать его к амулету. Но почему это последнее что я могу осознано вспомнить?

@музыка: David Usher – Black Black Heart

@темы: WoD

URL
   

Заметки на полях

главная